Воспалительное заболевание тонкого кишечника - IBD
Вконтакте Одноклассники Фейсбук Гугл+ Английский Испанский Итальянский Русский Украинский

Реклама

Воспалительное заболевание тонкого кишечника или IBD (общие сведения, симптомы, диагноз, лечение, прогноз)


Воспалительное заболевание тонкого кишечника или  IBD (общие сведения, симптомы, диагноз, лечение, прогноз)

Данная патология чрезвычайно распространена у медких домашних животных.

Симптомы

Воспалительное заболевание тонкого кишечника (IBD) вызывает идиопатическое воспаление кишечника. IBD может поражать любой участок кишечника собак и кошек. Хотя причина заболевания неизвестна, но, по всей видимости, отчасти механизм развития связан с усиленным или неадекватным иммунным ответом организма на антигены бактерий и/или компонентов корма. Симптомы и данные гистологического исследования могут быть сходными с оными при лимфоме пищеварительного тракта. Самой распространенной формой IBD собак и кошек является лимфоцитарно-плазмоцитарный энтерит (LPE). Обычно наблюдается хроническая диарея тонкого кишечника, но некоторые животные могут терять вес при нормальном стуле. При тяжелом поражении кишечника ведущим симптомом может быть рвота; при этом диарея может быть слабо выражена или отсутствовать. При более тяжелом течении развивается энтеропатия с потерей белка.

Эозинофильный гастроэнтероколит (EGE) обычно является аллергической реакцией на компоненты пищи (например, мясо, молоко) и в этом случае не является IBD. Тем не менее, у некоторых собак симптомы не меняются в ответ на изменение питания, выявляя истинную IBD. Это встречается реже, чем LPE. У некоторых кошек эозинофильный энтерит развивается как часть гиперэозинофильного синдрома (HES). Причина HES кошек неизвестна, но могут быть затронуты иммуно-опосредованные и неопластические механизмы. Клинически стабильные кошки без HES похожи по состоянию на собак с EGE.

Диагностика

Так как IBD является идиопатическим воспалительным заболеванием кишечника, диагноз ставят методом исключения. Нет специфических клинических признаков, данных анамнеза, патологических находок, визуальных методов или гистологических признаков, патогномоничных для воспалительное заболевание тонкого кишечника (IBD). Для постановки диагноза требуется исключить возможные причины диареи, а также гистологические данные, свидетельствующие об инфильтративном воспалении слизистой оболочки кишечника, архитектурных изменениях (например, атрофия ворсинок, изменение крипт) и/или изменении эпителия. Цитологическое исследование слизистой кишечника является недостоверным для диагностики лимфоцитарного воспаления, так как лимфоциты и плазматические клетки в норме присутствуют в слизистой. Гистологическое исследование, к сожалению, субъективно и образцы, взятые при биопсии часто неправильно интерпретируются. «Слабую» степень LPE часто приписывают на самом деле нормальным тканям. Даже описание «выраженной» и «тяжелой» степени LPE могут быть неоднозначными в связи со значительными противоречиями среди гистопатологов. Может быть тяжело отличить хорошо выраженную лимфоцитарную лимфому от LPE, даже в образце в полную толщину. У некоторых животных с сильной пищевой (аллергической) реакцией образцы, взятые при биопсии, напоминают лимфому. Если биоптат плохого качества (как с точки зрения размера, так и наличия в нем артефактов), легко ошибочно диагностировать LEP вместо лимфомы, если последняя вызвала вторичную реакцию тканей. По данным последних исследований, забор двух образцов вместо одного (например, не только из двенадцатиперстной, но и из подвздошной кишки) может иметь критическое значение для обнаружения воспалительных (или неопластических) изменений. Диагностика LPE у кошек сходна с таковой у собак, но важно заметить, что выраженная мезентериальная лимфоаденопатия может проявляться при IBD кошек, поэтому не является критерием для диагностики лимфомы кишечника.

Диагностика EGE сходна с диагностикой LPE. У собак с EGE может быть эозинофилия и/или сопутствующая эозинофильная респираторная или кожная пищевая аллергия с зудом. Немецкие овчарки, возможно, предрасположены к заболеванию. Диагностика EGE у кошек базируется на обнаружении эозинофильной инфильтрации кишечника; тем не менее, часто также наблюдается инфильтрация селезенки, печени, лимфатических узлов и костного мозга и периферическая эозинофилия.

Лечение

Лечение LPE собак начинают с элиминационной терапии и антибиотиков, благодаря чему может оказаться, что IBD на самом деле является пищевой непереносимостью или ARE. Другое лечение назначается в зависимости от степени тяжести LPE. Немного более тяжелая степень заболевания оправдывает применение метронидазола и высоких доз кортикостероидов (например, преднизолон, 2.2 мг/кг/день или будесонид у животных с непереносимостью стероидов). При значительной тяжести заболевания, особенно если оно сопровождается гипоальбуминемией, обычно требуется применение иммуносуппрессоров (например, азотиоприн или циклоспорин). Циклоспорин довольно эффективен и помогает быстрее, чем азотиоприн, и назначается для приема через день. Тем не менее, он дороже. Элементные питательные смеси, хотя и дороги, могут быть бесценны при лечении сильно истощенных пациентов или при сильной гипоальбуминемии и сильном воспалении, так как дают возможность кормить пациента, не вызывая большего раздражения слизистой кишечника. Отсутствие ответа на терапию может быть связано с тем, что лечение неадекватно, невыполнением назначений владельцами животного, или из-за неправильного диагноза (например, диагносцирование LPE вместо лимфомы).

Лечение LPE кошек сходно с таковым у собак. Высокоусвояемые элиминационные диеты могут оказывать лечебное действие в том случае, если на самом деле проблемой является пищевая непереносимость, а не IBD; лечебные диеты всегда показаны к применению, если кошка ест их. Кошкам кортикостероиды назначают на ранней стадии заболевания, так как они высокоэффективны, а также в связи с относительной устойчивостью кошек к ятрогенному гиперадренокортицизму. Метилпреднизолон эффективнее преднизолона, который, в свою очередь, предпочтительнее преднизона для кошек. Кошкам с непереносимостью системных эффектов стероидов (например, при сахарном диабете) показан будесонид. Также применяется метронидазол в низких дозах (10-15 мг/кг перорально каждые 12 часов), можно в сочетании с кортикостероидами и диетой. Азатиоприн кошкам не назначают; вместо него при тяжелом LPE, подтвержденном биопсией и неподдающемся другому лечению, или выраженной лимфоме применяют хлорамбуцил. Истощенным кошкам также полезны энтеральные или парентеральные пищевые добавки. Для лечения диареи у кошек с сильно пониженной концентрацией кобаламина в сыворотке крови показано его парентеральное введение. Если кошка хорошо реагирует на лечение, следует продолжать элиминационную диету, а прием препаратов постепенно прекращать.

Лечение

EGE собак основывается на строгой гипоаллергенной диете (например, рыба с картофелем, индейка с картофелем). Частично гидролизованные диеты также могут оказывать хороший эффект, но они не являются панацеей от всех ЖК пищевых аллергий или непереносимостей. Перед выбором лечебной диеты важно определить, чем собаку кормили до этого. Если лечебная диета не устраняет симптомы, необходимо назначить кортикостероиды. Животные, однако, лучше реагируют на элиминационную диету, чем на кортикостероиды. Иногда, животное положительно реагирует на диету вначале, но потом происходит рецидив, потому что у него развивается аллергия на один из ингредиентов. В такой ситуации нужно назначить другую элиминационную диету. Некоторым животным, которые предрасположены к такого рода аллергиям, нужно чередовать две диеты каждые две недели - это предотвратит рецидив.

При EGE кошек, сопровождающемся гиперэозинофильным синдромом, требуются высокие дозы кортикостероидов (например, от 4,4 до 6,6 мг/кг/д преднизолона); эффект обычно слабый. А кошки с эозинофильным энтеритом, который не вызван гиперэозинофильным синдромом, часто хорошо реагируют на элиминационные диеты и кортикостероидную терапию. Если симптомы у кошки или собаки прекращаются, необходимо продолжить лечение еще 2-4 недели, чтобы убедиться, что клиническое улучшение - результат терапии, а не всего лишь временное переходящее улучшение. Когда врач уверен, что улучшение достигнуто как результат терапии, нужно постепенно отменять препараты, начиная с тех, чьи побочные эффекты сильнее. Если изначально требовалась иммуносуппрессивная или противовоспалительная терапия, следует стараться поддерживать пациента на кортикостероидах или азатиоприне (через день). Если такой режим дает результаты, следует определить минимальную эффективную дозу каждого препарата. Изменения следует проводить постепенно и поочередно, а дозы снижать не чаще чем раз в 2-3 недели, если возможно. Если изначально животное кормили домашней пищей, надо постараться перевести его на готовую сбалансированную элиминационную диету. В последнюю очередь отменяют диету и антибиотики. При клиническом улучшении повторную биопсию проводить не нужно.

Прогноз воспалительного заболевания тонкого кишечника

Если терапия началась до того, как животное стало истощенным, то прогноз и у кошек, и у собак обычно благоприятный. При выраженной гипоальбуминемии и плохом состоянии пациента, реакция на лечение, скорее всего, будет неудовлетворительной. Низкое содержание кобаламина в сыворотке крови собаки может быть плохим прогностическим признаком, хотя и не обязательно. Многим животным необходимо диетическое питание в течение всей жизни. Животным в тяжелом состоянии может потребоваться длительная медикаментозная терапия, и отменять ее следует с осторожностью. Следует избегать ятрогенного синдрома Кушинга. Тяжелобольным животным может сразу помочь энтеральное или парентеральное питание. Есть основания полагать, что LPE потенциально предшествует лимфоматозному поражению. Если у кошки или собаки, заболевшей LPE, диагностируют лимфому, это может в равной степени обозначать, что либо первоначальный диагноз IBD был поставлен неверно (т.е. у пациента была лимфома), либо лимфома развилась независимо от IBD.


^Наверх

Полезно знать