Вконтакте Одноклассники Фейсбук Гугл+ Английский Испанский Итальянский Русский Украинский

Реклама

Эхокардиографические данные у 11 кошек с акромегалией


Эхокардиографические данные у 11 кошек с акромегалией

Авторы. Дж. А. Миерс, К.Ф. Лунн и Й.М. Бригхт

Myers J.A., Lunn K.F, Bright J.M. Echocardiographic Findings in 11 Cats with Acromegaly // J Vet Intern Med. 2014; 28(4): 1235–1238.

Аннотация исследовния относительно эхокардиографических данных у 11 кошек с акромегалией

Предпосылки. Информация о сердечных изменениях у домашних кошек при акромегалией ограничена.

Гипотеза / Цели. Целью этого исследования было описание эхокардиографических данных у кошек с акромегалией.

Животные. Восемнадцать кошек были диагностированы относительно акромегалии в Университете штата Колорадо в период с 2008 по 2012 год. Из всех 18 кошек, 11 провели эхокардиографию.

Методы. Был проведен ретроспективный обзор медицинских карт для идентификации кошек с акромегалией, которым также проводили эхокардиографию.

Результаты. Из 11 обнаруженных кошек, 7 имели левожелудочковую концентрическую гипертрофию, у 6 - увеличение предсердий, а у 7 были признаки нарушения диастолической функции. Все 11 кошек имели признаки структурной или функциональной сердечной болезни.

Выводы и клиническое значение. Сердечно-сосудистые аномалии часто присутствуют у кошек с акромегалией и для этих пациентов следует рассмотреть необходимость полной оценки сердца.

Ключевые слова: акромегалия, кардиомиопатия, эндокринопатия, кошка.

Сокращения

Акромегалия (гиперсоматотропизм) является необычной диагностической находкой из группы эндокринных заболеваний у домашних кошек, но есть доказательства, что данный факт может быть недооцененным [1]. Синдром чаще всего вызывается гиперсекрецией гормона роста (GH) на фоне функциональной аденомы или гиперплазии дистальной части краниального гипофиза, что приводит к вторичным повышенным концентрациям в крови инсулиноподобного фактора роста-1 (IGF-1) [1, 2]. Чрезмерная секреция гормона роста (GH) имеет катаболические и диабетогенные эффекты; инсулиноподобный фактора роста-1 (IGF-1) обладает анаболическими эффектами. Обычно наблюдаемые патологии у кошек с акромегалией включают инсулинорезистентный сахарный диабет; рост кости, хряща и мягких тканей; органомегалию; нижнюю прогнатию; и неврологические признаки [2-4]. Акромегалия чаще всего встречается у пожилых, кастрированных самцов кошек среднего возраста.

У людей с акромегалией сердечно-сосудистые аномалии последовательно документировались и являются основной причиной заболеваемости и смертности. Исследования показывают, что до 90% случаев акромегалиии имеют одновременную кардиомиопатию и в до 25% случаев развивается застойная сердечная недостаточность. В дополнение к кардиомиопатии около 33% пациентов с акромегалией имеют одновременно системную гипертензию [5]. Однако мало информации о сердечно-сосудистых изменениях у кошек с акромегалией. Ранняя серия случаев, в которой описывались клинические данные у кошек с акромегалией, кратко упоминалась о сердечных аномалиях у 8 кошек, но в этом исследовании сообщалось, что толщина стенки левого желудочка в не была описана, также не определены другие эхокардиографические признаки [4]. В более позднем исследовании, посвященном распространенности акромегалии у кошек с сахарным диабетом, вкратце описана эхокардиографическая характеристика у 5 больных кошек, и сообщалось о расширении предсердий, гипертрофии левого желудочка, диастолической дисфункции, систолическом переднем движении митрального клапана и незначительном увеличении скорости кровотока из левого желудочка, но частота указанных изменений не сообщается [1].

Настоящее исследование было проведено для более тщательной оценки структурных и функциональных нарушений сердечно-сосудистой системы у кошек с акромегалией и определения распространенности указанных аномалий у кошек с акромегалией.

Материалы и методы

Животные

Медицинские записи учебно-практической ветеринарной больницы для кошек Колорадского государственного университета, представленные в период с января 2008 года по декабрь 2012 года, были ретроспективно рассмотрены, с целью идентифицировать кошек с акромегалией, которые получили эхокардиографическую оценку во время или после оценки потенциального лечения акромегалии. Подтвержденный диагноз акромегалии определяли следующим образом:

  1. инсулинрезистентный сахарный диабет, требующий контроля с помощью 6 единиц инсулина каждые 12 часов [6];
  2. отсутствие других причин резистентности к инсулину (например, гипертиреоз, непитуитарная неоплазия, инфекции, одновременные лекарства);
  3. физические изменения, согласующиеся с акромегалией;
  4. повышенная концентрация инсулиноподобного фактора роста-1 (IGF-1) в сыворотке крови (более 184 нмоль/л при диапазоне контроля, 12-92 нмоль/л).

Анализ сывороточного инсулиноподобного фактора роста-1 (IGF-1) проводили в диагностических центрах для здоровья животных и человека в Мичиганском государственном университете с использованием коммерчески доступного радиоиммуноанализа. Два стандандартных отклонения от верхнего предела контрольного диапазона для IGF-1 использовали в качестве значения отсечения, чтобы уменьшить возможность ложного-положительного результата теста [7]. Видимая масса гипофиза при компьютерной томографии или магнитно-резонансной томографии не требуется для включения в исследование до тех пор, пока выполняются другие критерии. Анализ сывороточного гормона роста не требовался из-за ограничения доступности анализа.

Эхокардиографические измерения

Структура и функция сердца были охарактеризованы с использованием традиционной трансторакальной эхокардиографии в двумерном и М-режиме как с цветным, так и с спектральным допплером. Допплеровские эхокардиографические оценки выполнялись опытным оператором или кардиологическим резидентом на кошках в состоянии бодрствования, без седации. Исследование проводились на ультразвуковом аппарате GE Vivid 7 с мультичастотным фазоированным трансдьюсером 7 МГц, по методике описаной ранее [8, 9]. Были собраны данные из оригинальных эхокардиографических отчетов. Все структурные измерения были сделаны из 2D-мерных изображений с M-режимом в соответствии с рекомендациями Американского общества эхокардиографии с использованием в среднем 3 измерений для каждого значения [10].

Определяли толщину стенки левого желудочка (LV) в конце диастолы (LVFWd) и во время систолы (LVFWs), толщину межжелудочковой перегородки в конце диастолы (IVSd) и во время систолы (IVS), внутренний размер левого желудочка в конце диастолы (LVIDd) и во время систолы (LVIDs), и затем рассчитывали фракцию укорочения левого желудочка (FS). Патологическая гипертрофия левого желудочка определялась как диастолическая толщина более 6 мм для LVFWd или IVSd или и то, и другое. [11-14] Папиллярные мышцы субъективно оценивались оператором как гипертрофированные или нормальные. При наличии соответствующих эхокардиографических изображений размер папиллярной мышцы оценивался объективно путем прямого отслеживания мышц для получения области папиллярной мышцы [15]. Гипертрофия папиллярных мышц была идентифицирована как комбинированная область папиллярных мышц> 0,8 см2.

Отношение левого предсердия к аорте (LA / Ao) было рассчитано по измерениям в M-режиме, выполненным в правой парастернальной проекции длинной оси на уровне приносящего / выносящего тракта. Увеличение левого предсердия определялось как LA / Ao ≥1,7 или измерение левого предсердия ≥17 мм. [14]

Параметры доплеровского исследования пульсовой волны включали пики ранней и поздней диастолической скорости трансмитрального потока, время изоволюмической релаксации (IVRT) и пиковые скорости кровотока легкочных вен (систолическое, раннее диастолическое, предсердное систолическое). Максимальная систолической скорость на аорте и скорость кровотока в легочной артерии измерялась с помощью импульсного или постоянноволнового допплера. Обструкция выносящего тракта левого желудочка (LVOT) определялась как максимальная скорость систолического аортального потока более 1,6 м/с. Присутствие передне-систолического движения (SAM) митрального клапана, определяемое как движение септальной створки митрального клапана в сторону выносящего тракта левого LVOT, оценивалось как с помощью 2D эхокардиографии, так и методом УЗИ сердца в M-режиме.

Измерение системного артериального давления крови у кошек

Систолическое артериальное давление крови у кошек измерялось косвенно на хвосте, задней конечности или передней конечности в состоянии покоя без седации методом допплеровской сфигмоманометрии по описанной ранее методике [16]. По меньшей мере 3 измерения были получены и выведена средняя арифметическая величина. Системная гипертензия у кошек на приеме определялась как систолическое артериальное давление более 170 мм. рт. ст. [16].

Статистический анализ

Данные представлены в процентах, за исключением возраста, IGF-1 и дозы инсулина, которые выражаются в виде медиан и референтных интервалов.

Результаты относительно эхокардиографических данных у 11 кошек с акромегалией

Животные. Идентифицированы и отобраны 11 кошек, которые соответствовали критериям включения. Из них 7 (63,6%) были домашними короткошерстными, 3 (27,3%) были домашними длинношерстными, а 1 (9,1%) была сиамской породы. Девять кошек (81,8%) были кастрированными самцами и 2 (18,2%) были стерилизованными самками. Медиана возраста составляла 11 лет (диапазон, 7-14 лет). Наиболее распространенными физическими данными, согласующимися с акромегалией, были широкие черты морды (10 кошек), увеличение веса, несмотря на нерегулируемый сахарный диабет (6 кошек) и увеличенные лапы (5 кошек). Концентрация IGF-1 в сыворотке составляла от 192 до 641 нмоль/л (медиана 469 нмоль/л). Медиана доза инсулина составляла 12 единиц (диапазон, 8-26 единиц). Типы инсулина включали гларгин (6 кошек), детемир (4 кошки) и протамин-цинковый инсулин (1 кошка). Один кот получал дилтиазем и амлодипин для коррекции ранее диагностированной аритмии и системной гипертензии, соответственно.

Физическая экспертиза кошек с акромегалией

При физическом обследовании у 4 (36,4%) кошек был обнаружен шум, у 3 (27,3%) кошек отмечено ритм галопа, а у 1 кошки (9,1%) отмечена аритмия. Было отмечено, что у одной кошки был как шум, так и ритм галопа. Для оценки тахипноэ и одышки была представлена одна кошка без истории явной формы сердечного заболевания, и на основании рентгенологических результатов был поставлен диагноз левосторонняя застойная сердечная недостаточность. У четырех кошек не было аномальных результатов, отмеченных при аускультации (36,4%).

Системное артериальное давление у кошек с акромегалией

Из 11 кошек с акромегалией 10 провели непрямое допплеровское измерение артериального давления. Только 1 кошка (10%) была идентифицирована как больная явной формой артериальной гипертензией (систолическое артериальное давление на приеме более 170 мм. рт.ст.). Тем не менее, 1 кошка принимала амлодипин, который был предписан для коррекции ранее отмеченной системной артериальной гипертензии. Если этот кот был включен, у 2 кошек (20%) была системная гипертензия. Среднее систолическое артериальное давление у исследуемых кошек составляло 149 мм. рт. ст. (диапазон 132-182 мм рт.ст.).

Эхокардиография кошек с акромегалией

Концентрическая гипертрофия левого желудочка была идентифицирована у 7 кошек (63,6%). Из них гипертрофия как межжелудочковой перегородки, так и свободной стенки левого желудочка (симметричная гипертрофия) была отмечена у 4 кошек (57,1%), изолированная гипертрофия межжелудочковой перегородки (IVS) отмечена у 1 кошки (14,3%), изолированная гипертрофия свободной стенки левого желудочка (LVFW) отмечена у 1 кошки (14,3%), а субъективная изолированная гипертрофия папиллярных мышц - у 1 кошки (14,3%). У кошки с субъективной гипертрофией папиллярных мышц изображения, необходимые для проведения измерений площади папиллярных мышц, были недоступны. Площадь папиллярных мышц не могла быть рассчитана у 4 пациентов. Из них у 1 кошки, у которой также была симметричная гипертрофия левого желудочка (ЛЖ), была отмечена гипертрофия папиллярных мышц. У всех кошек был нормальный конечно-дистолический размер левого желудочка (LVIDd), несмотря на наличие концентрической гипертрофии. Левое предсердие было увеличено у 7 кошек (63,6%) и у 1 кошки (9,1%) отмечался феномен спонтанного эхокардиографического контрастирования крови в левом предсердии.

Пиковая скорость кровотока на аорте была нормальной у всех, кроме 3 кошек (27,3%), и у этих 3 кошек скорость потока аорты была лишь незначительно увеличена (не более 2,0 м/с). Систолическое переднее движение митрального клапана (SAM-феномен) не отмечалось ни у одной кошки.

Диастолическая функция левого желудочка оценена у всех кошек с акромегалией. Диастолическая дисфункция была идентифицирована у 8 кошек (72,3%). Из них 5 кошек имели нарушенную релаксацию и 3 имели рестриктивный тип наполнения левого желудочка. Ослабленная систолическая функция отмечалась у 1 кошки.

Было отмечено, что у всех кошек, обследованных методом эхокардиографии, были отмечены признаки либо структурной сердечной патологии, либо функционального нарушения сердечно-сосудистой системы, либо структурно-функциональные кардиологические изменения.

У одной кошки была проведено эхокардиографическое исследование в динамике через 6 месяцев после стереотаксической лучевой терапии в отношении аденомы гипофиза. Во время первоначальной оценки у этой кошки была отмечена субъективно гипертрофированная папиллярная мышца левого желудочка и очевидная диастолическая дисфункция миокарда левого желудочка. При проведении последующей эхокардиографии отмечалась диастолическая дисфункция миокарда левого желудочка, характеризующаяся нарушением релаксации, а гипертрофия папиллярных мышц сохранялась.

Обсуждение полученных результатов исследования

Акромегалия у кошек вызвана функциональной соматотропной аденомой или гиперплазией гипофиза, которая вызывает хроническую чрезмерную секрецию гормона роста, что, следовательно, повышает концентрацию инсулиноподобного фактора роста - 1 (IGF-1) в плазме крови [1, 2]. Прямой анаболический эффект перерегулирования инсулиноподобного фактора роста - 1 (IGF-1) вызывает гипертрофию и расширение ряда органов, включая сердце. Влияние соматомединов, таких как инсулиноподобного фактора роста - 1 (IGF-1) на миокард, может включать интерстициальный фиброз, гипертрофию отдельных кардиомиоцитов и повышенное содержание коллагена [2]. Кроме того, системная гипертензия является общим следствием акромегалии у пациентов, и гипертония, вероятно, способствует развитию гипертрофии левого желудочка и прогрессированию диастолической дисфункции миокарда левого желудочка.

Комплекс кардиологических аномалий, выявленное у пациентов с акромегалией, было названо акромегалической кардиомиопатией и делится на 3 стадии:

Кардиологические изменения при акромегалии у кошек описаны менее подробно.

Гормон роста и инсулиноподобный фактор роста - 1 (ИФР-1) оказывают прямое воздействие на сердце аутокринными, эндокринными и паракринными механизмами, косвенное действие развивается вследствие системной гипертензии [5]. Инсулиноподобный фактор роста-1 увеличивает внутриклеточное содержание кальция в миоцитах и повышает чувствительность кальция к миофиламентам. Стимуляция кардиомиоцитов гормоном роста и инсулиноподобным фактором роста - 1 (IGF-1) связана с изменением изоформы с высокоактивной АТФазой миозина до низкоактивной АТФазы миозина, а гормон роста и инсулиноподобный фактор роста - 1 (IGF-1) оказывают прямое влияние на сократимость миокарда [17-19]. Эти эффекты приводят к гипертрофии миокарда левого желудочка что отмечается у многих пациентов с акромегалией. Интерстициальный фиброз - основная аномалия, обнаруженная при гистологии у пациентов с человеческим заболеванием, а также миофибриллярное расстройство, некроз миоцитов и лимфомонуклеарная клеточная инфильтрация [20].

Представленные здесь результаты показывают, что сердечные аномалии также распространены у кошек с акромегалией. Наиболее часто встречающиеся изменения включали концентрическую гипертрофию левого желудочка, диастолические аномалии функционального характера и увеличение левого предсердия. Системная гипертония также была отмечена у кошек в этом исследовании с частотой, аналогичной той, что отмечалась у людей с акромегалией [5]. Следует рекомендовать проходить регулярную эхокардиографию у кошек с акромегалией, особенно если рассматривать анестезию для проведения лучевой терапии или гипофизэктомии.

Это исследование имеет несколько ограничений. Не каждой кошке, исследуемой в отношении акромегалии, проводили оценку сердца, и те кошки, у которых были физикальные осмотры, свидетельствующие о возможном сердечно-сосудистом заболевании (например, сердечный шум, ритм галопа сердца), вероятно, с большей вероятностью получат дополнительное тестирование в виде эхокардиографии. Следовательно, распространенность сердечных изменений в популяции кошек, возможно, является выше, чем распространенность данных изменений у кошек с акромегалией.

Другим ограничением является размер исследования. Только 11 кошек соответствовали критериям включения в исследование, и эти кошки, возможно, не являются точным описанием популяции в целом. К сожалению, тот факт, что акромегалия необычное и труднодиагностированное заболевание, затрудняет оценку большого числа пациентов. Некоторые из кошек, включенных в это исследование, возможно, имели первичные виды кардиомиопатии, а не кардиомиопатию, связанную с акромегалией. Хотя невозможно окончательно заявить, что все сердечные изменения, отмеченные в этом исследовании, были непосредственно вызваны акромегалией, высокая распространенность сердечных изменений в исследуемой популяции предполагает возможный причинный механизм, особенно потому, что эти сердечно-сосудистые аномалии являются известными проявлениями акромегалии у людей.

Дополнительные исследования акромегалической кардиомиопатии у кошек были бы полезны для определения наиболее подходящих терапевтических рекомендаций для этих пациентов. У пациентов с акромегалией сердечные изменения могут улучшаться при успешном гормональном контроле, но это улучшение может занять много месяцев [21-26]. В настоящее время неизвестно, в какой степени сердечные изменения, отмеченные у кошек с акромегалией, могут исчезать со временем.

Литература

  1. Neissen SJM, Petrie G, Gaudiano F, et al. Feline acromegaly: An underdiagnosed endocrinopathy? J Vet Intern Med 2007;21:899–905.
  2. Greco DS. Feline acromegaly. Top Companion Anim Med 2012;27:31–35.
  3. Hurty CA, Flatland B. Feline acromegaly: A review of the syndrome. J Am Anim Hosp Assoc 2005;41:292–297.
  4. Peterson ME, Taylor RS, Greco DS, et al. Acromegaly in 14 cats. J Vet Intern Med 1990;4:192–201.
  5. Lombardi G, Galdiero M, Auriemma RS, et al. Acromegaly and the cardiovascular system. Neuroendocrinology 2006;83:211–217.
  6. Scott-Moncrieff JC. Insulin resistance in cats. Vet Clin Small Anim 2010;40:241–257.
  7. Berg RIM, Nelson RW, Feldman EC, et al. Serum insulin-like growth factor-1 concentration in cats with diabetes mellitus and acromegaly. J Vet Intern Med 2007;21:892–898.
  8. Thomas WP, Gaber CE, Jacobs GJ, et al. Recommendations for standards in transthoracic two-dimensional echocardiography in the dog and cat. J Vet Intern Med 1993;7:247–252.
  9. Jacobs G, Knight DH. M-mode echocardiographic measurements in nonanesthetized healthy cats: Effects of body weight, heart rate, and other variables. Am J Vet Res 1985;46:1705–1711.
  10. Sahn DJ, DeMaria JA, Kisslo J, Weyman A. Recommendations regarding quantitation in M-mode echocardiography: Results of a survey of echocardiographic measurements. Circulation 1978;58:1072–1083.
  11. Fox PR, Liu SK, Maron BJ. Echocardiographic assessment of spontaneously occurring feline hypertrophic cardiomyopathy. An animal model of human disease. Circulation 1995;92:2645–2651.
  12. Sampedrano CC, Chetboul V, Gouni V, et al. Systolic and diastolic myocardial dysfunction in cats with hypertrophic cardiomyopathy or systemic hypertension. J Vet Intern Med 2006;20:1106–1115.
  13. Sampedrano CC, Chetboul V, Mary J, et al. Prospective echocardiographic and tissue Doppler imaging screening of a population of Maine Coon cats tested for the A31P mutation in the myosin-binding protein C gene: A specific analysis of the heterozygous status. J Vet Intern Med 2009;23:91–99.
  14. Sisson D, Knight D, Helinshi C, et al. Plasma Taurine concentrations and M-mode echocardiographic measures in healthy cats and in cats with dilated cardiomyopathy. J Vet Intern Med 1991;5:232–238.
  15. DeMadron E, Bonagura J, Herring D. Two dimensional echocardiography in the normal cat. Vet Radiol Ultrasound 1985;26:149–158.
  16. Brown S, Atkins C, Bagley R, et al. Guidelines for the identification, evaluation, and management of systemic hypertension in dogs and cats. J Vet Intern Med 2007;21:542–558.
  17. Freestone NS, Ribaric S, Mason WT. The effect of insulin-like growth factor-1 on adult rat cardiac contractility. Mol Cell Biochem 1996;163:223–229.
  18. Rubin SA, Buttrick P, Malhotra A, et al. Cardiac physiology, biochemistry and morphology in response to excess growth hormone in the rate. J Mol Cell Cardiol 1990;22:429–438.
  19. Timsit J, Riou B, Bertherat J, et al. Effects of chronic growth hormone hypersecretion on intrinsic contractility, energetics, isomyosin pattern and myosin-adenosin thriphosphatase activity of rat left ventricle. J Clin Invest1990;86:507–515.
  20. Colao A, Ferone D, Marzullo P, Lombardi G. Systemic complications of acromegaly: Epidemiology, pathogenesis, and management. Endocr Rev 2004;25:102–152.
  21. Minniti G, Moroni C, Jaffrain-Rea ML, et al. Marked improvement in cardiovascular function after successful transsphenoidal surgery in acromegalic patients. Clin Endocrinol 2001;55:307–313.
  22. Baldelli R, Ferretti E, Jaffrain-Rea ML, et al. Cardiac effects of slow-release lanreotide, a slow-release somatostatin analog in acromegalic patients. J Clin Endocrinol Metab 1999;84:527–532.
  23. Colao A, Marzullo P, Ferone D, et al. Cardiovascular effects of depot long-acting somatostatin analog Sandostatin LAR in acromegaly. J Clin Endocrinol Metab 2000;86:3132–3140.
  24. Thusen L, Christensen SE, Weeke J, et al. The cardiovascular effects of octreotide treatment in acromegaly: An echocardiographic study. Clin Endocrinol 1989;30:619–625.
  25. Colao A, Cuocolo A, Marzullo P, et al. Effects of one-year treatment with octriotide on cardiac performance in patients with acromegaly. J Clin Endocrinol Metab 1999;84:17–23.
  26. Marinis LD, Bianchi A, Mazziotti G, et al. The long-term cardiovascular outcome of different GH-lowering treatments in acromegaly. Pituitary 2008;11:13–20.

^Наверх

Полезно знать